Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Бутовский полигон

(без названия)

Давно обещала себе съездить на Бутовский полигон. В бывшую усадьбу Дрожжино с парком, прудами, конным заводом и ипподромом, которая в тридцатые годы отошла к ведомству госбезопасности и стала местом массовых казней.
Я была там в конце девяностых, когда о найденных захоронениях только заговорили. Это был просто брошенный замусоренный кусок земли за глухим забором и колючей проволокой. Прошло более двух десятков лет, и в первый по-настоящему теплый день я снова решилась.

Территория бывшего стрелкового полигона НКВД по-прежнему огорожена, и даже колючая проволока сохранилась, но уже символически.
Внутри очень ухожено. Деревянный храм, деревянный крест, мемориальный камень, лавочки в обрамлении голубых елей. И рвы… Их там тринадцать, общей длиной около километра. Хаотично разбросанные невысокие земляные насыпи, покрытые травой.

Ночью на спецобъект из разных московских тюрем приезжали машины с надписью «Хлеб». Заключенных вели в барак, по-быстрому сверялись с документами, а на рассвете ставили на край рва и убивали выстрелом в затылок. Тела скидывали в эти заранее вырытые экскаватором «Комсомолец» рвы.

Collapse )

музей политической истории

IMG_8836[1].JPG
Из новогодней поездки в Санкт-Петербург, плотно упакованной разными мероприятиями (театрами, выставками, музеями), более всего впечатлил Музей политической истории России.
Просто отличный музей. Буду возвращаться.
Два особняка на улице Куйбышева, принадлежавшие балерине Матильде Кшесинской и предпринимателю Василию Бранту. Модерн начала 20 века. Бывший музей Октябрьской революции.
Огромная коллекция экспонатов (11 тыс. выставлено, 500 тыс. в фонде), ни на один день посещения. Демократичные цены. Современные технологии организации музейного пространства и подачи материала. Но главное, наша горькая история, особенно 20 века, в подлинных вещах, документах, аудиоматериалах, кинохронике.
Сначала долго осматривались сами, потом с экскурсией по центральной экспозиции «Человек и власть в России в XIXXXI столетиях». Рассказчик нам достался прекрасный (Валерий Коньков, выпускник СПбГУ, специально потом узнала имя у администратора). Давно не получала такого удовольствия от столь внятного повествования. Два с половиной часа – буквально открыв рот. Настолько все четко излагал, каждое слово – по делу, толково, со здравых либеральных позиций. Причем, было интересно и мне с историческим образованием, и десятилетней Поле, за которую даже денег не стали брать («сложный текст, не выдержит»), а она до сих пор предлагает: «А давай поговорим о музее» и даже собралась готовить школьный проект («что-нибудь о советском строе»).
Как странно мы снова стали жить. Слышишь в государственном музее отличное от версии РВИО Мединского и начинаешь бояться: закроют, уволят… Кругом ползучая реабилитация сталинизма, а тут документы, факты и цифры, обнажающие весь ужас. Красный террор, коллективизация, индустриализация, репрессии… Период застоя, диссиденты, советский быт.
Толстые папки с именами раскулаченных по регионам СССР.
Донесения Зорге о неминуемой войне и резолюция Сталина, предлагающая послать источник к «еб..ой матери». Поэтому к началу ВОВ у Верховного главнокомандующего  заместо карт – глобус.
Или такая инсталляция – дневная норма руды заключенного ГУЛАГа и тачка, на которой ее нужно было перевезти.
IMG_8841[1].JPG

Общее ощущение, с которым покидала музей, конечно, не новое, но обострившееся после такого концентрированного «кино»: «Какая же несчастная у нас страна. Какое вечно разливанное море страданий человеческих».

Collapse )

артем

Интересно, какая у тебя в детстве была любимая игрушка. Мне почему-то кажется, что это кукла с длинными русыми волосами, в нижнем белье, потому что одежка на ней быстро порвалась…
А я любил простого пластмассового поросенка, которого назвал Артем. Совсем мелкий, он умещался на ладони. В друзьях у него были такие же по размеру мишка, собака и ослик. Я всегда рассаживал зверушек на письменном столе, когда делал уроки. Но больше всего дорожил именно розовым, глуповатым на вид, Артемом. Его я брал с собой в путешествия, заворачивая в мягкую фланельку. Если с пяточка слетала краска, натирал фломастером.
Когда я вырос, бабушка спрятала «ребят» в клетчатый мешочек и хранит их как воспоминание о времени, в котором я был добрым славным ребенком.

хочу к гуигнгнмам

Так хочется порой попасть в страну гуигнгнмов, разумных лошадей из романа Свифта «Путешествия Гулливера». Они со всеми дружат, им не знакомы вранье, агрессия. А главное, у них нет понятий «власть» и «правительство».

флоренция прозой

Немного прозы. В этой поездке жаль было отвлекаться от искусства, но слаб человек:)

IMG_5355[1].JPG

Летали бюджетной Победой. Хотя интернет кишит негативными отзывами об этом лоукостере, наша поездка (и туда, и обратно) прошла отлично. Три с лишним часа полет до Пизы и далее 80 км автобусом до Флоренции. Все четко, минута в минуту, комфортный полет. Да, не поили, не кормили, но лично я все равно ничего этого не ем, кофе выпили перед посадкой, бутерброды взяли с собой. Из вещей – только ручная кладь, немного волновались за габариты, но все три наших рюкзака отлично вошли в калибратор. Какой смысл тащить с собой в ноябре кучу шмоток?

Collapse )

чудо флоренции

P1060190.JPG

Неделя во Флоренции. Неделя абсолютного счастья и душевного подъема. Этот город примиряет с Человеком, коль скоро он мог такое выстроить, изваять, нарисовать. Хотя когда я любовалась на площади, дворцы, соборы, скульптуры, картины, меня посещали сомнения в том, что это дело рук человеческих. Это больше из разряда божественного или такого, что дается единожды. Возрождение – сумасшедший энергетический сгусток, взлет, порыв, который не повторить.
Многое увидеть не успели, потому что старались не спешить, не переходить на туристический галоп. Но и увидели столько! А главное, ощутили дух этого города, его пресловутую магию – она там точно есть.
Конечно, галерея Уффици. Практически целый день. Из самых сильных впечатлений: Боттичелли, Джотто, Микеланджело, Караваджо.
Галерея Академии – не избежали массового завороженного стояния у ног пятиметрового «Давида» Микеланджело. Но там и вся коллекция – восторг. Не все добираются до зала редких старинных музыкальных инструментов, среди которых виолончели работы Амати и Страдивари, первое фортепиано (как «великим» виолончелистам, нам это было интересно).
Палаццо Питти – Палатинская галерея и Королевские апартаменты с потрясающими убранством, лепниной, мозаичными фресками и собранием картин; Галерея современного искусства и прилегающие музеи.  
Сады Боболи и Бардини. Город с птичьего полета Пьяццале Микеланжело.
Археологический музей с великолепной египетской коллекцией.
И, конечно, соборы, соборы, соборы...
Санта-Мария-дель-Фьоре (Дуомо) – когда увидела его «живьем», уже после штудирования десятка путеводителей с рекламными изображениями, буквально застонала. (Поля сказала, что я подвываю, как щенок.) Потому что – ну, нет слов, как это величественно и прекрасно.
Санта Кроче – заложили на посещение базилики час, а провели полдня. Это не только пантеон великих людей, как то Галилео Галилей, Микеланджело, Макиавелли или Россини. Какие там капеллы с росписями Джотто, обоих Гадди!..
Орсанмикеле, Санта-Мария Новелла, Сантиссима-Аннунциата… Настоящий космос.  Но заметила, что в каждой церкви ощущаешь себя иначе. Где-то – просто художественный интерес, восхищение, в других – буквально накрывает волной умиления и благодарности. У меня так было, например, в Оньиссанти (Церкви Всех Святых) с фресками (и могилой) Боттичелли, Гирландайо, в обрамлении монашеского хора.
Collapse )

латвия

В прошлом году была Эстония, в этом – Латвия. Хотелось снова избежать жары, но лето выдалось такое рьяное, что и в Прибалтике было за 30, а вода на Рижском взморье – 25-26 градусов. С таким же успехом можно было отправиться на юг, отдых получился пляжным – сплошное купание и залегание в дюнах.
Саулкрасты («Солнечные берега») – это такой конгломерат поселков и дач, тянущихся вдоль семнадцатикилометрового побережья. От Риги час на электричке. Сняли хорошенький домик с высоченными потолками, со всеми современными удобствами, оборудованной кухней и красивой посудой. Распахиваешь утром деревянные рамы и видишь сосны, уходящие в небо. Поздними вечерами смотрели в оконный проем как в телевизор, только интересный и умиротворяющий. До моря, если идти вразвалку, не более десяти минут. А там пляж, где крупный песок, кажущийся то белым, то желтым, сливается с голубым небом, и довольно глубокое море, иногда кристальной прозрачности. Параллельно береговой линии сквозь лес идет Saulrieta Taka (Тропа солнечного заката), моя любимица, по ней можно укатиться подальше и вынырнуть к морю в облюбованном месте. Нам нравилось у устья реки Петерупе, двойной эффект.
Латвия поразила обилием русских и русского языка. Кто, где и кого ущемляет в правах, не разглядела. Наоборот, преследовало ощущение будто из России и не уезжал, кругом родная речь – это и местные дачники (в основном), и приезжие. На мой взгляд, латышские продукты по вкусовым качествам уступают эстонским. Но, в любом случае, насладились европейской едой, с особым усердием налегая, разумеется, на сыры. Вообще же, если сравнивать эти две прибалтийские страны, то Эстония показалась более ухоженной. Но природа чудная и общее впечатление – размеренности, простоты и человечности. Каплей дегтя (а как без нее?) стал поезд Москва – Рига. Он ужасен. Допотопный, при этом дорогущий. Но попались забавные попутчики, что существенно скрасило дорогу.

Вернулись и теперь задаемся тем же вопросом, что и Борис Чичибабин:
Мы живем, ни с кем не ссорясь,
отрешенны и глазасты,
Неужели мы еще раз
не увидим Саулкрасты?

Collapse )

апрельский питер

IMG_4271.JPG

Город Петра на этот раз лег в душу.
Я приезжала в него многократно – во все времена года, с разными людьми и целями. И всегда относилась к нему настороженно. Что-то всегда оказывалось не моим – слишком мрачный, слишком влажный.
И вот впервые мы совпали. Было свободно, радостно, привольно. Город показался светлым и помолодевшим. Всю неделю светило яркое солнце и не пролилось ни одной капли.

P1050737.JPG

Сходили во все туристические места, по десятому кругу, и это было совсем не скучно.

Collapse )

кошмар путешествующего

Сущее наказание для путешественника – это путешествующие (организованными группами) китайцы.
Я за мир во всем мире, у меня нет никаких национальных предубеждений, сужу только по тому, что вижу.
А вижу, что каждый мимолетный контакт с ними: поезд, гостиница, музей, магазин – стресс. 
Всегда орут. Перекрикиваются как в лесу. Они словно не видят никого вокруг, будто никого кроме них в этом мире не существует.
Совершенно беспардонны. Если случайно попал в эпицентр их «коллектива» – все, каюк, затопчут.
Такое чувство, что об уважении к окружающим, эмпатии, они никогда в жизни не слышали. В школе их не учили элементарной вежливости.
У меня мама переживает, что внуки остались равнодушны к «Тимуру и его команде». Второй год читают с Тимофеем трилогию «Васек Трубачев и его товарищи» Валентины Осеевой. Об этой литературе можно спорить, но посыл – дружба, взаимопомощь – в ней,  безусловно, присутствует. Эти люди, по моим ощущениям, вообще никогда ничего похожего не читали.
В Эрмитаже рассматриваем знаменитую мумию жреца Па-ди-Иста, увлеклись и не заметили, как подошла их группа. Очнулись, когда они уже распластали нас по витринному стеклу. «Что ж вы напираете, здесь же ребенок!» Полный игнор – им сказано посмотреть. Нас они реально не замечают. При этом, зачем их в принципе таскают по русским музеям, плохо понятно. Судя по реакции, им это все даром не нужно. Если еще скульптура или там ваза какая древнегреческая, что-то материальное, близкое крестьянской душе, проявят интерес, живопись – абстракция, только если селфи сделать с «Мадонной» или «Данаей».
Сорри за подробности. Тетки выходят из эрмитажного туалета, штаны на ходу надевают. Вы что, в кабинке это сделать не могли? А потому что – кого здесь стесняться.
Только собственное сильнейшее эго. Наверное, такая плотность населения и конкуренция приучают их подобным образом выживать и самоутверждаться.
Вот кого нужно опасаться. А мы все с Западом воюем, с Украиной – близкими нам людьми. Здесь же совершенно чуждый менталитет. И если мы окажемся «под ними» или рядом с ними, а рано или поздно это случится при такой перенаселенности у них и наших огромных пустующих землях, шансов у нас мало. Уж они точно не будут считаться с нами, да и вообще ни с кем.
Вот прям удивительно – такая древняя культура, и такие наследники. 

хочу в морбакку

Читаю Сельму Лагерлёф – совершенно очаровательные воспоминания о родовой усадьбе Морбакка.
Швеция, вторая половина 19 века.
Одна из построек усадьбы – свайная клеть.

«Осенью там было великолепно. На первом этаже стояли лари с мукою свежего помола. Рядом - два вместительных чана, до краев набитые говядиной и свининой в рассоле. Подле них - ушаты и деревянные ведра с говяжьими, свиными и вермландскими картофельными колбасами и прочие заготовки, сделанные в пору осеннего забоя. В дальнем углу - большая бочка с сельдью, кадушки с соленым сигом и с ряпушкой, а нередко и бочоночек с лососиной; кроме того, лохани с солеными бобами и шпинатом да бочонки с желтым и зеленым горохом.
На верхнем этаже хранились большие кадки со сливочным маслом, сбитым за лето и припрятанным на зиму. Длинные ряды сыров лежали на полках над оконцами, с потолка свисали копченые окорока, которым уже сравнялся год. В огромном, как перина, мешке сберегали домашнего сбора хмель, в другом таком же - высоложенный ячмень. Словом, здесь были собраны запасы провизии на целый год».
Collapse )